Хотя с 16 января 2013 файл давнего спора и пополнился решением вашингтонского судьи Ламберта, «включившего счётчик» для РФ, более важным для дальнейшей судьбы Библиотеки Шнеерсона мне представляется другое, тоже американское, тоже январское решение 1987 года.

Тогда в Нью-Йорке федеральный судья Чарльз Сифтон вынес вердикт, что библиотека является собственностью движения (хасидов), а не частным наследием. Это перенаправляет спор от претензий шнеерсонова зятя Менахема, проживавшего в местечке Нью-Йорк, квартал Бруклин – в сферы можно сказать «горнии», духовные, ибо хасиды есть во многих странах, в том числе и в России.

Итак, стороны заявляют…

Государственная библиотека: это наша культурная ценность.

Нью-йоркские хасиды (Хабад-истского толка): Это наша религиозная ценность. Ставшее именем этого хасидского подразделения Хабад является, кстати, аббревиатурой, и первое из слов, его складывающих, – хохма (мудрость), что склоняет к следующему решению, каким бы странным оно на первый взгляд не казалось.

Самый знаменитый судебный аналог (а может и… «прецедент»! – англо-саксонское право, как известно, основано на прецедентах) описан в Библии (3-я Книга Царств).

Две женщины судились пред царём Соломоном о ребёнке: «Это мой сын!» – «Нет, это мой!»… Соломоново решение (в кавычках и без) на том процессе известно всему миру: «Рассеките ребенка! Дайте каждой по половине». Одна согласилась с вердиктом, другая сказала: «Не надо, пусть уж она забирает его живого!» Соломон: «Отдайте ребенка той, уступившей. Она истинная мать его!».

Библия сообщает даже и о духовно-политических последствиях того судебного процесса: «И услышал весь Израиль как рассудил царь. И стали бояться царя, ибо увидели, что мудрость Божия на нём…» (3-я Книга Царств). А если сегодня предложить рассечь детище шнеерсоново, поделить каждому по 6.000 книг (примерно), а то и вовсе разрезать их все, каждую страницу пополам и вручить по вороху: тебе, зав. библиотекой, половину, и тебе, хасид, другую…

Назовёте такое «соломоново решение» – вполне идиотской стилизацией под вердикт древнего царя? Сей архаичный «прецедент царя Соломона» – в 2013 году может и выглядит неуместной шуткой, да есть одна загвоздка. Это для кого-то царь Соломон, примерно что… царь Салтан, царь Додон (из «Золотого Петушка»), царь Горох или там король Артур… Но уж для одной из судящихся сторон царь Соломон, библейски Шеломо, – отнюдь не «фольклорный элемент», а официальный религиозный авторитет, можно сказать: соавтор Библии, вошедший в священное писание своими книгами: «Песнь Песней», «Притчи Соломоновы» («Мишле-Шеломо»), опять же «Экклезиаст». И книга «Премудрости Соломона» – он же. Российская библиотека опирается на закон о национализации, на то, что все музеи мира, начиная с «Британского», «Лувра» состоят из коллекций, имеющих сходный юридический статус. И греки, египтяне тоже требуют вернуть им их фараонов, Венер, Зевсов… и летящую Богиню Победы Нику Самофракийскую. (Надо представить, что когда-то этим скульптурным шедеврам молились в прямом, культовом смысле.) Но православные греки, египетские мусульмане, понятно, не скажут: «верните религиозные ценности, мы продолжим им молиться, как наши предки». В греческих поданных исках – отсутствует (да и вообще как-то трудно представима) подпись, например, жреца Афродиты. В нашем же случае и жрецы, и подписи, и даже мощное лобби – наличествуют, да ещё как!

Хасиды, ранее сравниваемые с протестантами в христианстве, всегда были беспокойной сектой, и среди их вождей-цадиков, боровшихся с традиционными раввинами, потомки белорусского цадика Залмана отличались особо шумной судьбой. Дважды по ходатайству раввинов арестованного Залмана привозили в Петербург, на суд царей, уже русских, Павла и Александра.

Возможно, александрово решение евреям тоже показалось в чём-то сродни соломонову. Правда «рассечься пополам» царь Александр своим «Положением о евреях» (1804) предоставил им самим: «Ежели в каком-нибудь месте возникнет разделение сект и раскол прострётся до того, что один толк с другим не захочет быть в одной синагоге: в таком случае позволяется одному из них построить свою синагогу и выбрать своих раввинов». А собственно потомки самого беспокойного хасидского цадика Залмана и стали зваться Шнеерсонами.

Однако ж хасидский «протестантизм» не зашёл так далеко, чтобы отвергать Писание, царя Соломона и его Суд. Так что предложим им рассечь пополам шнеерсоновы книги и посмотрим, кто уступит? А то ведь и вариант простой отдачи («Да заберите свои … писульки!») – тоже чреват: лёгкость расставания могут понять как непризнание какой-то особой их ценности, «пренебрежение к еврейским ценностям», неуважение, а там и до «антисемитизма» недалеко.

А то вашингтонский счётчик тикает – 50.000/день.

Ещё одно «соломоново решение» актуальной политической проблемы.

Хосни Мубарака – выпустить!

Муаммара Каддафи – воскресить! И тоже выпустить.

И обоих – на «арабско-зимние», в смысле – «до-арабско-весенние» посты!

Как ни крути, но это наиболее реалистичный – из всех планов урегулирования нынешней североафриканской проблемы.

Франция хотя бы признаёт свой «вклад» в затягивание узла: «обманули дурака на четыре кулака» (с расширительным толкованием антиливийских санкций), свергли, убили Муаммара, вооружили террористов, получили от них алжирский и малийский захваты – полетели разбираться со вчерашними друзьями...

Царь Соломон здесь вспоминается уже арабской транскрипции: Сулейман. Как известно, все злые, беспокойные духи вселенной, всяческие иблисы и джины, – когда-то в одном кувшине запечатал лично царь Сулейман. Приложив свой уникальный перстень, на котором было начертано тайное Имя Божие.

По этим «Соломоновым решениям», я выслушал обвинение: «умничаю и прикалываюсь по таким актуальным проблемам».

Но разве они более, чем эта сегодняшняя ситуация?! Мир создавался (и музеи мира наполнялись) – до эпохи толерантности. И многообразие стран, национальных характеров сложилось до учреждения Нобелевской премии Мира. Проведение в жизнь нынешнего Кодекса Политкорректности требует для справедливого дележа всех национальных, культурных, религиозных, исторических ценностей – всё же ещё одного технического средства. Нет, не по авианосцу в каждый залив, хотя в этом направлении и идёт работа, а – Машины Времени. Но не в Андрей-Макаревичевском, а в полном Герберт-Уэлсовском смысле.

Перевороты, революции в арабском мире, конечно, случались многажды, но их день и характер диктовались законами арабского характера. Усилив, ускорив, может и естественное брожение «улицы», Франция и НАТО вошли внутрь этой арабской сказки.

Ищите теперь волшебный перстень царя Сулеймана, ловите, запечатывайте.

Источник: Газета "День Литературы". Май 2013. № 5 (199).