Все мы помним обещание Архимеда перевернуть землю в случае обнаружения точки опоры. Если представить культуру в виде огромной планеты, то такой точкой опоры станет для неё образование как аккумулятор, генератор и ретранслятор человеческого опыта.

Но метким ударом под названием «ЕГЭ» подкосили у нас среднее образование, и вот уже без малого десять лет оно вынуждено балансировать из последних сил.

Я сам отношусь к тому поколению, которое первым ощутило на себе абсурдность этого эксперимента. Полгода в выпускном классе мы готовились к обычным сочинениям и контрольным работам и только весной узнали об обязательной сдаче ЕГЭ по русскому языку, а также по другим дисциплинам на усмотрение вуза.

В итоге абсурд дошёл до того, что на филологический – самый «говорливый» – факультет я не сдавал ни одного устного экзамена.

Но всё же нас в школьные годы учили грамотно писать и последовательно рассуждать, призывали много читать и получать «удовольствие от текста».

В вузах страны в ушедшем году с определённым опасением ждали первокурсников, потому что именно сейчас впервые со школьной скамьи сошли те, кого учителя с самого 5 класса вынуждены были целенаправленно натаскивать на ЕГЭ.

Результат налицо – у нынешних вузовских «новобранцев» сформировалось тестовое мышление: метафорически говоря, умение указать на дверь, но при этом неумение её открыть.

Они знают, как звали куклу Наташи Ростовой, но впервые слышат о «мысли семейной» и «мысли народной»; они могут сказать, что подала мать бедной Лизы Эрасту, когда тот попросил напиться, но не понимают, что свидетельствует в творчестве Карамзина о его принадлежности к сентиментализму.

Но несмотря на это, радостно видеть, как горят глаза новоиспеченных студентов, как их память жаждет новой информации, сознание – новых сомнений и открытий – на tabula rasa поколения после школы осталось очень много свободного места, и вот уж, казалось бы, где можно разгуляться вузовским преподавателям…

Но высшее образование получило свой удар.

Безоговорочный переход на болонскую систему, которая никак не соотносима с нынешний системой профессиональной подготовки, в результате чего остаётся непонятен статус наших докторов наук, оказавшихся как бы на ступень выше магистров.

Магистратуры будут не бесплатны и кроме того откроются, как и привычные аспирантуры, далеко не во всех вузах.

Учебный план бакалавров напоминает строки классика «мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь»: доминирование общеобразовательных дисциплин при минимуме специалитета.

И какая здесь, спрашивается, может быть не сходящая сегодня с языков «компетентность», которая по природе своей должна ориентироваться в образовании на профилирование и практические умения?

Компетентность будущих бакалавров можно уложить в формулу: «если не знаешь, сделай вид, что ты знаешь».

Всякий эксперимент на то и эксперимент, что в случае негативных результатов предполагает отказ от нововведений.

Очевидно, что эксперимент с ЕГЭ провалился и никак себя не оправдал: прежде всего, мы теряем культурный код, связующий поколения.

Если болонская система априори видится диссипативной структурой для российского высшего образования, то зачем так настоятельно её внедрять?

В педагогическом сообществе я не встретил ни одного здравомыслящего коллегу, который с восторгом отнёсся бы к ЕГЭ и болонской системе, кроме тех, кто, уловив конъюнктурность момента, понял, что на волне реформ можно наплодить множество педагогических диссертаций.

Но больше всего пугает, что проводимые реформы не кажутся хаотичной серией просчётов, а представляют собой именно нацеленные, подготовленные удары, объяснить которые можно лишь стремлением уничтожить генофонд нации и обеспечить максимально комфортную утечку мозгов.

Леонид Иванович Бородин однажды сказал, что интеллигент – это человек, «подготовленный образованием к творчеству», потому развалить образование – значит лишить страну творческого потенциала, что не менее опасно, чем остаться без регулярной армии.

Вся надежда теперь на тех бессребреников от образования, которые, не боясь отступать от минобразовских директив в пользу здравого смысла и экологии культуры, на факультативных занятиях будут давать подлинные знания, не сводя их к крестикам в бланках.

Именно эти бессребреники обеспечивают сегодня культурное притяжение, благодаря чему мы ещё удерживаемся на перевёрнутой земле и не срываемся в бездну.

Источник: Газета "День Литературы". Май 2013. № 5 (199).