СЕКРЕТНАЯ ЦУСИМА

Часть 4.2

Борис Галенин

Русские герои

20.07.2020 74

 

Введение

Часть 1Часть 2Часть 3Часть 4.1

 

МЕРА ЛЖИ И ИЗМЕНЫ.

В ЦИФРАХ, СХЕМАХ И ГРАФИКАХ

 

И снова я поднял глаза мои и увидел:

Вот муж, у которого в руке землемерная вервь.

Я спросил: Куда ты идешь?

И он сказал мне: Измерять…

Книга пророка Захарии. 2:1-2

 

Часть 4-2. МЕРА ЛЖИ В ГРАФИКАХ

или

БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ. Made in Japan

 

Не обладая специальным военно-морским образованием, и предпочтя в свое время мехмат любому техническому вузу, в частности из-за отсутствия на мехмате черчения, автор совершенно не собирался вносить свой вклад в графику Цусимского боя. Даже той начальной его фазы, восстановлению правды о которой и посвящена значительная часть этой трилогии.

 

Совершенно искренне автор считал, что сказанное выше позволяет читателю, при желании, самому внести необходимые поправки в традиционную схему Цусимского боя, приведенную, например, в данном варианте расследования о Цусиме в части 7 «Цусимский бой в историческом интерьере». Для автономности изложения повторим ее здесь (схема I) [в «Мере лжи и измены» нумерация рисунков идет в строгом соответствии с таковой в «Цусима – знамение…»].

 

Схема I. Сражение главных сил русского и японского флотов в Цусимском проливе 14 мая 1905 года.

История военно-морского искусства». Т. III. - М. 1953

 

Кроме того, есть и более подробные схемы маневрирования русской и японской эскадр: от визуального контакта до первых минут контакта огневого. Одна из таких схем приведена, например, в статье В. Чистякова «Четверть часа для русских пушек» в февральском номере «Морского сборника» за 1989 год на стр. 91.

Поэтому, когда, еще в конце 2006 года, один из первых читателей компьютерной версии «Цусимы…» попросил привести рисунок, наглядно изображающий встречу двух эскадр, включая пресловутую «петлю адмирала Того», ответом ему было предложение самому воспроизвести в крупном масштабе и с некоторыми подробностями и дополнениями соответствующую схему из статьи Чистякова для последующего помещения полученного результата в книгу.

Этот вариант схемы Чистякова и был воспроизведен в «Цусима – знамение…» в главе 7.5 Части четвертой Книги 3 в разделе «Из рапорта японского адмирала» (схема II).

 

Схема II. Схема маневрирования главных сил Соединенного флота и 2-й эскадры перед началом огневого контакта

Приведена также в части 9-2 «Цусимский бой в вопросах и ответах», и в «Секретной Цусиме». Часть 2

 

К сожалению, кое-какие нюансы в этой схеме, потребовали на взгляд автора некоторого уточнения. Трилогия была к этому времени полностью завершена, но поместить лишний рисунок, казалось, проблем не представляло.

Но беда в том, что автор, несмотря на все приводимые в книге факты и свидетельства, считал тиражируемую уже столетие во всех трудах по Цусиме схему боя верной. Не считая разве момента первого огневого контакта. Следовало просто разместить русский и японский флагманские корабли на места, занимаемые ими 14 мая 1905 года в 13часов 49 минут по часам нашей эскадры, согласно Рапорту адмирала Рожественского:

− «Микаса» − курс NO 67º, дистанция от «Князя Суворова» 32 кб;

− «Суворов» − курс NO 23º, дистанция до «Микаса» 32 кб, курсовой угол на «Микаса» 79 − 80 градусов.

А дальше оставить все как есть. Казалось бы − делов!

Как же-с! Вот уж, действительно, не буди лихо, пока тихо.

Автор за четверть века ‒ тогда в 2006 году, теперь следовало бы говорить о сорокалетии ‒ своего неформального интереса к столкновению русской и японской эскадр 14 мая 1905 года в проливе Крузенштерна не удосужился, например, измерить на приведенной выше в книге схеме боя (схема I), расстояние, которое по мысли ее начертателей прошел «Князь Суворов» до своего выхода из строя, с 14 часов 05 минут до 14 часов 26 минут (2:05 – 2:26 в обозначениях схемы), поскольку более занимался психологическим аспектом взаимодействия командующих столкнувшихся эскадр.

И вот уже в последний момент выяснилось, что психология − это хорошо, но измерять тоже необходимо. Приведем в укрупненном масштабе фрагмент помянутой схемы, относящийся к завязке боя (Схема 1).

 

Схема 1. Завязка Цусимского боя по стандартной схеме боя из отечественных источников. Масштаб на схеме дан в морских милях: 1 миля = 10 кб = 1 853 м = 1.853 км. 1 узел = 1 мор. миля/1 час

«История военно-морского искусства». Т. III. М. 1953

 

Расстояние это, как может проверить читатель с помощью линейки или иного измерительного инструмента, составляет немного более 5 морских миль, что соответствует эскадренной скорости 2-й эскадры − 15 узлов!

Что б нам так жить! При таких скоростях мы бы еще третьего дня во Владивостоке были, пока японские броненосцы и крейсера в Мозампо пары до марки доводили.

Реально же, мы знаем, наша эскадренная скорость была 9 узлов, иногда, может быть, − 10, поскольку Адмирал хотел сохранить сплошной строй эскадры. Небогатов-то и при такой скорости все равно ухитрился, конечно, отстать. Но это отдельный разговор.

Так что, по крайней мере, одна, скажем так, некорректность общепринятой схемы бросается в глаза. И на некорректность эту за 100 лет не обратил внимания практически ни один военно-морской профессионал.

Зачем? Карта ведь составлена на 99% по японским данным, а они-то должны знать! Ведь они победили. Им и вахтенные журналы в руки. Чего ж им врать. Никто и не проверял.

Впрочем, на 15-узловую скорость русской эскадры с 14:05 до 14:26 обратил внимание еще полвека назад Г.Б. Александровский в своем «Цусимском бою» в примечании 3.

Он объяснил этот факт тем, что русская карта боя является в основных чертах копией японской с исправлением курса русской эскадры. На японской карте курс русской эскадры в момент визуального и огневого контактов указан как NO 34º, вместо NO 23º, что составляет ошибку в 11º. Потому на японской карте скорость русской эскадры ближе к истинной, но зато существенно искажен ее истинный курс.

Но и 15-узловая скорость наших броненосцев на отечественной карте боя, это не все. И далеко не все. К примеру, автор наивно считал, что можно сохранить привычную схему боя, просто «подняв» нашу эскадру в момент первого огневого контакта в 13:49 на соответствующее ей место. Так, чтобы «Микаса» очутился бы − как в жизни − в 32 кабельтовых от «Князя Суворова» и примерно на румб впереди его левого траверза.

Однако из схемы 1 ясно видно, что положение флагмана русской эскадры в 13:49, при размещении его на карте в соответствии с указанными условиями, совпадет с положением, занимаемым «Князем Суворовым», ‒ по мнению составителей схемы, ‒ в 14:05, а, следовательно, окажется существенно севернее.

Но в этом случае на такое же расстояние следует сместить на север и всю линию движения русской эскадры, − по крайней мере, до тех же 14:26.

Не трогая при этом линию движения эскадры японской!

Воспользовавшись линейкой, читатель легко проверит, что в этом случае новая точка, отмечающая момент времени 14:05 движения русской эскадры, совпадет с точкой, отмечающей момент времени 14:00 движения эскадры японской.

Последнее, с одной стороны, убедительно объясняет отворот Того в 14:00 на северо-восток − дабы не превратить схватку бронированных гигантов в абордажную.

Что сулило бы неминуемое поражение Соединенному флоту ввиду явного физического превосходства личного состава Российского Императорского Флота, «легко скручивающего руками железные полосы»[1], над личным составом Соединенного флота Японской империи.

Однако идея абордажной схватки, при всей ее привлекательности, вступает в неустранимое противоречие с единодушными свидетельствами русской и японской сторон, о том, что сближения флотов на дистанцию меньше 20 кабельтовых не было. Во всяком случае, в этой самой начальной фазе боя.

Возникает полное недоумение, и задача кажется неразрешимой.

О том, как все-таки она была решена, и расскажут следующие страницы.

 

Курсы, румбы и градусы

 

Для облегчения восприятия дальнейшего текста, изобилующего терминами типа румбы, курсы и хуже того − курсовые углы, приведем некоторые официальные военно-морские определения. Очень рекомендую, ‒ хотя бы самым упорным читателям, вникнуть в их содержимое. Усилия окупятся.

Курсом корабля (судна) называется направление продольной оси корабля, измеряемое углом в плоскости истинного горизонта[2] между северной частью меридиана и носовой частью продольной оси корабля. Отсчитывается в градусах от 0° до 360° по часовой стрелке[3].

Курсовым углом называется горизонтальный угол между носовой частью продольной оси корабля (судна, летательного аппарата) и направлением из точки наблюдения на объект наблюдения. Измеряется в полукруговом счете от 0° до 180° правого и левого бортов; в круговом счете по часовой стрелке от 0° до 360°. Курсовые углы, измеряемые в круговом счете, называются отсчетами курсовых углов[4].

Чтобы связать эти современные определения с теми, которые по преимуществу использовались во время русско-японской войны, приведем немного упрощенное изображение морского маневренного планшета. Маневренный планшет впервые был предложен нашим ученым Н.Н Калитиным в 1920 году[5]. Применяется на всех флотах мира для оперативной оценки относительного положения маневрирующих судов и объектов маневрирования. Под последними понимаются условно неподвижные корабли, помещаемые в центр планшета. Флагманский корабль в качестве объекта маневра называют уравнителем.

 

Морской маневренный планшет[6]

 

Понятно, что при рассмотрении взаимного маневрирования двух эскадр с существенно различными скоростями эскадренного хода, объектами маневрирования всегда будут суда более тихоходной эскадры, а уравнителем будет ее флагманский корабль. В нашем случае, например, − «Князь Суворов».

Собственно говоря, разговор об объектах и субъектах маневрирования будет у нас несколько позже, а пока покорная просьба к читателю обратить внимание на связь курсов, обозначаемых только цифрами на планшете, с курсами, привязанными к сторонам света. Так норд-остовые курсы правого верхнего сектора планшета имеют те же значения углов, что и просто цифровые. Например: курс NO 23º соответствует курсу 23º, курс NO 67º соответствует курсу 67º, и так далее вплоть до курса NO 89º, что соответствует просто курсу 89º.

Но уже курс 90º планшета соответствует чистому Ost. А курс 91º планшета − уже курсу SO 89º. Курс 101º − курсу SO 79º. Напротив, курс SO 11º соответствует курсу 169º, а обратный к нему курс NW 11º − курсу 349º. Также курс NW 34º соответствует курсу 326º на планшете и так далее. Так что, если в дальнейшем тексте будут встречаться, особенно при цитировании источников, как буквенные, так и чисто числовые значения курсов, читатель теперь легко найдет их взаимное соответствие.

Теперь о румбах.

Раз уж перешли к расчетам курсов и курсовых углов, напомним, что 90-градусный сектор делится на 8 румбов. Вся картушка соответствует 32 румбам. Поворот на 16 румбов соответствует повороту на 180º, а 1 румб = 11,25º.

Каждому из 32 направлений присваиваются собственные наименования. Именно:

− направления N, O, S и W называются главными румбами, а

− направления NO, SO, SW и NW − четвертными румбами.

Средние направления между главными и четвертными румбами называются трехбуквенными румбами − NNO, ONO и т.д.

Главные, четвертные и трехбуквенные румбы дают в совокупности 16 румбов. Связь между румбовой и градусной мерой такова.

Для главных румбов: курс N соответствует курсу  планшета, курс О − курсу 90º, курс S − курсу 180º и курс W − курсу 270º.

Для четвертных румбов: курс NO соответствует курсу NO 45º и просто 45º, курс SOSO 45º135ºSW = SW 45º = 225º, NW = NW 45º = 315º.

Для трехбуквенных румбов:

NNO = NO 22.5º = 22.5º,

ONO = NO 67.5º = 67.5º;

ОSO = SO 67.5º = 112.5º,

SSO = SO 22.5º = 157.5º,

SSW = SW 22.5º = 202.5º,

WSW = SW 67.5º = 247.5º и т.д.

Наконец, средние направления между каждым из 16 румбов образуются из названий соответствующих главных и четвертных румбов с добавлением между ними буквы t (от слова ten). Например:

NtО = NO 11.25º;

NOtN = NO 33.75º;

NOtО = NO 56.25º = 56.25º;

ОtN = NO 78.75º = 78.75º;

ОtS = SO 78.75º = 101.25º;

SOtО = SO 56.25º = 123.75º;

SOtS = SO 33.75º = 146.25º;

StО = SO 11.25º = 168.75º;

StW = SW 11.25º = 191.25º и т.д.

Для более точного указания направления румбы иногда делились на четыре и даже на восемь частей. Наименования этих дробных румбов давались, исходя из наименований основных румбов в направлении к O и WNO¼О; SWtW⅛W и т.п.

Но в такие подробности мы вдаваться не будем. Да и предыдущие соотношения приведены не для немедленного запоминания, а исключительно в целях повышения образованности желающих. В настоящее время румбовая система в навигации не применяется, но понятия главных и четвертных румбов иногда используются для определения направления ветра и течения. А вот в интересующую нас эпоху в навигации повсеместно применялась именно она[7].

После небольшого теоретического экскурса, перейдем к практическим аспектам посильного восстановления истинного маневрирования русской и японской эскадр в начальной фазе Цусимского боя и непосредственно перед ней.

 

Завязка Цусимы по-японски. В минутах и курсах

 

Первый контакт. Визуальный

 

Прежде всего, приведем описание первого контакта эскадр, опираясь на хрестоматийную официальную японскую версию боя при Цусиме «Сражение в Японском море», являющуюся в свою очередь составной частью официального «Описания военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи (1904-1905 гг.)», в дальнейшем для краткости именуемую «Сражение…».

Версия эта будет также дополнена отрывками из «Официального донесения Адмирала Того о морском сражении в Японском море 14-15 мая 1905 года», которое также для краткости будем упоминать, как «Официальное донесение…».

Весь официоз «Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи (1904-1905 гг.)» поименуем как «Описание … Мейдзи».

Для удобства читателя в воспроизводимом русском переводе японского текста «Сражения…» и «Официального донесения…» время указано по часам русской эскадры. Напомним, что с полудня 14 мая 1905 года это время отличалось от японского (меридиан Киото) на минус 19 минут[8]. Так «Князь Суворов» открыл огонь в 13 часов 49 минут по русским часам и 14 часов 08 минут − по японским. Теперь к делу.

 

Варианты сближения

 

Судя по приведенной в «Сражении…» общей схеме боя 14/27 мая 1905 года (схема 2)[9]в 12часов 40 минут (напомним еще раз, что здесь и далее, кроме особо оговоренных случаев, время русское) адмирал Того во главе 1-го и 2-го боевых броненосных отрядов Соединенного флота находился в 9-10 милях к северу от острова Окиносима. И шел курсом практически чистый вест со скоростью порядка 9-10 узлов до 13 часов 12 минут.

В 13:12 был сделан поворот на курс SW 20º = 200º (по планшету).

1-й и 2-й отряды Соединенного флота шли этим курсом до 13.20, когда “вдалеке на SW показалась, наконец, неприятельская эскадра”[10].

На другой странице источник уточняет, что “14 (27) мая в 13 часов 20 минут 1-й отряд, имея за собою 2-й отряд, находился в 10 милях на NW от острова Окиносима, когда обнаружил на SW в тумане неприятеля, идущего на NO 34º[11].

В «Официальном донесении…» говорится, что визуальный контакт с русской эскадрой состоялся в 13 часов 26 минут: “В 13 часов 26 минут в первый раз я увидел неприятеля, немного южнее и слева”[12].

Отметим, что курс русской эскадры японцы упорно называют с ошибкой в 11º: NO 34º вместо NO 23º. И это даже в послевоенном труде, прошедшем тяжкий путь утряски и согласований с первоначальным «Официальным донесением Адмирала Того…». [«Официальное донесение…» тоже, как мы помним, подвергалось редактированию. Но недолгому – всего двух- или трехнедельному].

Это, казалось бы, небольшое отклонение истинного курса русской эскадры на 11º к востоку, дает массу удобств японским толкователям и интерпретаторам начальной фазы Цусимского боя, а именно: более восточный курс русской эскадры позволяет легче отклонить ее голову в первые же минуты боя совсем на восток.

По крайней мере, на словах и схемах. Бумага терпит.

Но продолжим цитаты.

Из «Сражения…»: “Адмирал Того приказал начать бой и первым делом атаковать правую колонну неприятеля, начиная с его головного кораблядля чего в 1 час 21 минуту приказал своим главным силам ― 1-му и 2-му боевым отрядам ― лечь на курс NW 34º”[13].

Из «Официального донесения…»: “На основании всех этих сведений [полученных от разведчиков] я решил напасть на неприятеля со своими главными силами около 2-х часов дня [около 13:40 по часам русской эскадры] около Окиносима и притом нападение вести на головные суда левой колонны[14].

 

Схема 2. Встреча главных сил и начало боя в Японском море по «Описанию … Мейдзи»

На схеме указано время по Киото: русское + 19 минут. Как видим, не считая отличия на 11º в предполагаемом курсе русской эскадры в момент визуального контакта, и ее пролонгированного» пребывания в двух колоннах, маневрирование обеих эскадр, по крайней мере, в том, что касается их сближения и первых 35-40 минут огневого контакта, мало отличается от такового на схеме 1. Путь 1-го боевого отряда Соединенного флота отчетливо прослеживается на этом фрагменте до 6 часов с минутами по Киото от примерно 1-00 [около 12:40 по-нашему].

 

Снова из «Сражения…»: “Стоя на переднем мостике «Микаса», адмирал Того наблюдал за неприятелем в бинокль. Последний находился от «Микаса» приблизительно в 7 милях на StW, в голове его правой колонны шел отряд из 4 броненосцев типа «Бородино», а в голове левой колонны шли броненосцы «Ослябя», «Сисой Великий», «Наварин» и крейсер «Адмирал Нахимов», за ними следовал отряд из броненосца «Николай I» и трех броненосцев береговой обороны”[15].

 

13 часов 20 минут: StW или SW?

 

Следует сказать, что японское описание сближения эскадр с момента визуального контакта − в 13:20, до первого выстрела «Суворова» в 13:49 не изобилует подробностями о переменах курса и скорости и часто допускает неоднозначность толкования.

Так, приведенные выше слова о том, что направление на русскую эскадру от «Микаса» было StW, могут с равным успехом относиться и к моменту 13:20 [1-39 на схеме 2], когда Того, увидев неприятеля, приказал сменить курс на NW 34º, и моменту 13:36 [1-55 на схеме 2], когда Того внезапно переменил курс на W. Читатель увидит сейчас, что, похоже, имеется в виду время именно поворота на вест.

Но остается и в этом случае вопрос: к какой точке нахождения флагманского японского броненосца относится приблизительное расстояние в 7 миль до 2-й эскадры?

На схеме 3 показано положение русских и японских главных сил, для случая, когда голова нашей эскадры видна с «Микаса» по курсу StW = SW 11.25º в 13 часов 20 минут по часам русской эскадры [1-39 на схеме 2]. На момент визуального контакта.

 

Схема 3. Взаимное положение главных сил Соединенного флота и 2-й эскадры

на момент визуального контактаДля случая, когда голова русской эскадры видна с «Микаса» на StW в 13 часов 20 минут

 

Хотя схема 3 восстановлена в точности по одному из вариантов описания встречи эскадр в официальном японском источнике, при взгляде на нее сразу возникают вопросы.

В частности, если адмирал Того действительно собирался напасть на правую русскую колонну, то чего ради поворачивать ему на NW 34º? Курс нашей эскадры он и так уже пересек. Впору рисовать ту самую петлю, но в гораздо более выгодных для себя условиях.

Так что, может быть, и верны слова рапорта адмирала Того, что атаковать он хотел именно левую колонну 2-й эскадры. Но тогда делать это следовало не в 2 часа [13:40 по-нашему], а немедленно, ‒ в те самые 13:20 по схеме 3. Разойдясь, к примеру, с этой колонной на контркурсах. В изображенной на схеме 3 ситуации − ни бог, ни царь и ни герой остановить и помешать ему не успеют.

Смотрите сами. Форсировав ход до 18 узлов, что японцы вполне могли себе позволить, по курсу, скажем, SW 56º, 1-й боевой отряд Соединенного флота меньше, чем через четверть часа поравнялся бы со 2-м русским отрядом, когда «Суворовы» еще и полпути к одной кильватерной колонне бы не прошли. А еще через 10 минут прогнал бы Того всю русскую левую колонну как сквозь строй. Никто бы и чирикнуть не успел. Нет, вместо этого Того поворачивает на NW 34º.

Нелепость этого курса при данном взаимном положении эскадр настолько очевидна, что на схеме 2 − основной японской схеме сражения, русская эскадра в 1 час 21 минуту видна с японской примерно на SW. Как, впрочем, следует и из других известных нам мест «Сражения …».

Так что вариант SW примем за рабочий.

 

13:36. Адмирал Того: изменить курс на W!

 

Подробнее отрезок пути главных сил Соединенного флота − от поворота на NW 34º до поворота на W − отражен на отдельной схеме приведенной в «Сражении …»[16] (схема 4).

 

Схема 4. Положение сторон в 1 час 36 минут [1-55 на схеме 2] дня 14/27 мая 1905 года

 

Из схемы 4 видно, что, по мнению японцев, в 13:36 «Суворовы» еще следуют прежним курсом, но выдвинуты вперед.

Отметим также, что, согласно схеме 4, 2-й боевой отряд адмирала Камимуры в 13:36 следует строго в кильватер 1-му отряду Того. Далее, из схемы видно, что голова русской эскадры с «Микаса» в 13:36 действительно видна примерно на StW. А дистанция от японского флагмана до головы русской эскадры составляет около 7 миль (расстояние снято со схемы 2).

Приведем еще вариант схемы 4, также по японским данным из «Сражения …», в котором положение сторон в 13:36 включено в общую схему движения боевых отрядов Того с 12:40 [около 1-00 по-японски] до разворота их на боевой курс NO 67º (схема 5).

 

Схема 5. Визуальный контакт флотов в 13:20. Поворот адмирала Того на NW 34º в 13:21. Взаимное положение в 13:36. По данным «Сражения в Японском море».

“Петля адмирала Того” − по японским же данным и в том же масштабе − нарисована впрок. Для облегчения восприятия следующих схем

 

Отметим, что в Статье 2 «Сражения …», посвященной боевой деятельности 1-го отряда Соединенного флота в бою 14/27 мая, все сведения о движении отряда с момента визуального контакта эскадр до поворота 1-го отряда на курс SW 56º в 13.43 ограничиваются фразой: “…меняя курсы по обстоятельствам”.

Несколько больше подробностей содержится в Статье 1. Продолжим цитирование источника.

 

«Возвеличение или падение Империи …»

 

Рассказ о последних минутах перед огневым контактом эскадр «Сражение …» начинает торжественными и патетическими словами, созвучными припеву «Интернационала»:

“И вот теперь оба флота всеми своими силами вступили в последний решительный бой.

Адмирал Того приказал изменить курс на W и поднять следующий сигнал флоту: «Возвеличение или падение Империи зависит от результатов этого боя. Всякий из вас да исполнит свой долг»[17].

Было 1 час 36 минут дня. С поднятием сигнала настроение духа у всех чинов нашего флота повысилось и каждый горел одним желанием − непременно уничтожить неприятеля и послужить государю и отечеству. Затем в 1 час 43 минуты наши главные отряды изменили курс на SW 56º, как бы с целью пройти мимо неприятеля встречным курсомВ 1 час 46 минут шедший головным «Микаса» быстро уклонился вправо на NO 67º, за ним последовали 1-й и 2-й боевые отряды, нажимая сбоку на авангард неприятеля….

В это время головная часть неприятельского флота находилась от нас в 8000 метрах на StО, держа курс на NOtN[18]. Чуть дальше источник уточняет:

“Неприятель в это время, находясь от нас на расстоянии около 8 тысяч метров, постепенно заходил вперед своей правой колонной, как бы с намерением построиться в одну линию кильватера”[19].

 

Вынужденный маневр или «домашняя заготовка»?

 

Напомним читателю, что в переводе с военно-морского языка начала XX века на язык более привычный современному человеку без специального образования последние фразы означают следующее.

В момент выхода броненосца «Микаса» с циркуляции на боевой курс NO 67º флагманские корабли русской эскадры находились от него в 43.2 кб[20] почти строго к югу: на SО 11º = 169º (в счете «маневренного планшета»), и шли курсом NO 34ºпо-прежнему во главе двух колонн. Из коих правая лишь постепенно заходила вперед как бы с намерением

При этом головные корабли русской эскадры оказались на курсовых углах порядка 95 − 105º правого борта броненосца «Микаса», то есть чуть-чуть за его правым траверзом. Сам же «Микаса» фиксировался на курсовых углах порядка 45º левого борта флагманских кораблей 2-й эскадры, что уже исключало из действия орудия кормовых башен. Не говоря уж про кормовые башни их мателотов.

Запомним пока этот момент. Соответствующую схему (схема 6) рассмотрим немного позже, а пока скажем только, что, по мнению военно-морских специалистов, такое взаимное расположение двух эскадр − буде оно имело место в натуре − чрезвычайно выгодно эскадре японской и изначально гибельно для эскадры русской. Поскольку точка поворота оказывается под обстрелом лишь нескольких крупных орудий носовых башен наших броненосцев. А у концевых броненосцев 2-го отряда, не говоря про отряд 3-й, и носовые башни не дотягивают до неприятеля из-за дальности расстояния.

Напротив, головные корабли обеих русских колонн сразу попадают под сосредоточенный огонь всего правого борта сначала 1-го, а через считанные минуты и 2-го боевых отрядов Соединенного флота.

«Таким образом, одним образцово показательным занятием позиции неприятель сразу добился большого перевеса в орудиях: для части русской артиллерии носовые сектора недоступны»[21].

Следовательно, при ситуации, описанной в японском официозе, маневр Того из вынужденного превращается сразу в высокий образец военно-морского искусства. «Домашнюю заготовку» Того[22], по мнению, например, Сергея Переслегина. И остается этим образцом уже более столетия. Подвергать суть маневра Того сомнению или оспаривать его целесообразность и качество исполнения никто и не думал, не считая нескольких робких попыток критического отношения к изложению событий по-японски.

Зачем? Ведь результат боя известен.

Но дальше − больше.

За блестящим проведенным разворотом последовала серия не менее блестящих маневров, которые через 40 минут боя привели к выходу из строя одного и гибели другого флагманского броненосца русской эскадры.

Последнее действительно является неоспоримым фактом.

Именно в этом талантливом маневрировании, сплаванности и слаженности японского флота, в прекрасной выучке японских артиллеристов и всего личного состава Соединенного флота кроется подлинный секрет победы при Цусиме.

А не в каких-то мифических боеприпасах.

Талант, прилежание и боевая подготовка − вот истинные причины триумфа оружия страны Ниппон!

Таково единодушное мнение почитателей талантов японского Нельсона.

Так что пойдем дальше по строкам описания сражения в Японском море в одноименном источнике, подкрепляя это описание соответствующими местами «Официального донесения…». Учиться всегда пригодится, особенно у талантливых и прилежных, да к тому же и боеподготовленных. Даже 100, ‒ а теперь уж и 115 ‒ лет спустя.

Сначала будем учиться по материалам Статьи 1 «Сражения…».

 

От контактов визуальных к огневым

 

“Не обращая вниманияшливсе увеличивая ход”

 

“В то время, когда наш флагманский корабль «Микаса» менял курс, неприятель с целью воспользоваться этим случаем открыл огонь. Вот показались белые дымки на «Суворове»; в то же время открыли огонь и несколько других судов, вызывая нас на бой.

Однако мы, не обращая внимания, шли, все увеличивая ход, и, только когда в 1 час 51 минуту расстояние до неприятеля было около 6 тыс. метров (32.4 кб), первым начал отвечать «Микаса», а затем и прочие суда, направляя жестокий огонь по головным кораблям обеих колонн − «Суворову» и «Ослябя».

Еще до этого правая колонна неприятеля вышла вперед, как бы с целью поставить левую колонну позади себя в строй одной кильватерной колонны, и теперь обе колонны, постепенно уклоняясь на Ost, образовали одну неправильную линию кильватера параллельным с нами курсом.

Мы также по временам немного меняли курс[23].

Параллельное место из «Официального донесения…»: “Отряд броненосцев некоторое время шел на SW, чтобы возбудить мысль у неприятеля, что мы пройдем на параллельном ему курсе.

В 1 час 46 минут этот отряд, однако, повернул на восток и стал нажимать на неприятельские головные части[24].

Под напором наших эскадренных броненосцевнеприятельский головной корабль повернул немного направо и в 1 час 49 минут открыл огонь”.

Прервав на минуту донесение адмирала Того, попрошу читателя запомнить вышеприведенную фразу, что «Суворов» под напором японских броненосцев повернул немного вправо, то есть на востокдо своего первого выстрела!

Продолжим цитату: “Но мы еще некоторое время не отвечали, и только когда сблизились приблизительно до 6000 м (32.4 кб), мы сосредоточили огонь на головных кораблях неприятельских колонн.

По-видимому, неприятель был оттеснен на юго-восток, так как обе колонны понемногу склонялись к востоку, вследствие чего неприятельские суда оказались в одной неправильной кильватерной колонне на параллельном с нами курсе[25].

Вернемся вновь к статье 1 «Сражения …»: “1-й и 2-й боевые отряды все более и более теснили неприятеля; спустя немного на пятом корабле строя − «Ослябя» возник сильный пожар и черный дым подымался к небу.

Вскоре оба флота сблизились на расстояние до 5 тысяч метров (27 кб). Наш огонь становился все более и более действенным: на головном броненосце «Суворов» и следующем за ним броненосце «Император Александр III» также возникли пожары; вслед затем один за другим начали вспыхивать пожары и на других судах и густой дым, мешаясь с туманом, застилал море, так что временами приходилось приостанавливать стрельбу.

Наши суда также несли большие или меньшие потери и повреждения; так, например, крейсер «Асама» (2-го боевого отряда) из-за повреждения в руле вышел из строя и, исправляя повреждение, сражался в одиночку; впоследствии ему удалось догнать свой отряд.

Поражая таким образом неприятеля, наши главные силы, выйдя впереди его курса, шли приблизительно на SOно так как неприятель внезапно изменил курс на NO, то, опасаясь, что он может пройти у нас с кормы, 1-й боевой отряд повернул сразу вдруг и в 2 часа 47 минут пошел в обратном строе кильватера, имея головным «Ниссин», на NW 67º[26].

Как видим, общий очерк боя в Статье 1 не балует нас цифровыми подробностями о курсах и дистанциях не только в первые минуты, но и в первый час сражения. Дополним этот лаконизм материалами из Статей 2 и 3 о действиях 1-го и 2-го боевых отрядов в первой фазе боя.

 

“Мы, сдерживая себя, не отвечали”

 

1-й отряд “с 1 часа 43 минут лег на SW 56°, чтобы разойтись встречным курсом с неприятелем, но через три минуты быстро изменил курс на NO 67°, нажимая на его авангард.

Неприятель в это время, находясь от нас на SO 11° в расстоянии около 8 тыс. метров, постепенно заходил вперед своей правой колонной, как бы с намерением построиться в одну линию кильватера.

В 1 час 49 минут, когда второй корабль строя «Сикисима» закончил поворот и лег на новый курс, бывший в 7 тыс. метрах (38 кб) головной неприятельский корабль «Князь Суворов», а за ним и прочие суда открыли огонь и сосредоточили его на двух головных наших судах. Громадные снаряды, подобно дождю, падали вокруг нас. Однако мы, сдерживая себя, не отвечали.

В 1 час 51 минуту «Микаса» с расстояния в 6,4 тыс. метров (34.6 кб) выпустил первый снаряд в головной корабль правой колонны «Суворов». Последующие суда, вступая на новый курс, также постепенно открывали огонь, а именно:

«Сикисима» в 1 час 51 минуту с расстояния в 6800 метров (37 кб) открыл огонь по «Князю Суворову»;

3-й корабль «Фудзи», в 1 час 52 минуты − также по «Князю Суворову» с 6200 метров (33.5 кб);

4 й корабль, «Асахи» в 1час 53 минуты по «Князю Суворову» с 7 тыс. метров (38 кб);

5-й корабль, «Кассуга» в 1 часа 53 минуты с 5800 метров (31.4 кб) по «Ослябя» и

6-й корабль, «Ниссин» с 1 часа 56 минут также по «Ослябя» с 7 тыс. метров (38 кб)”[27].

Вслед за 1-м вступал в бой 2-й отряд Соединенного флота:

В 1 час 46 минут дня, когда 1-й отряд, чтобы сблизиться с неприятелем, быстро изменил курс с SW 56° на NO 67° и затем открыл огонь, 2-й боевой отряд в 1 час 50 минут немного уклонился вправо и, через несколько минут после 1-го боевого отряда, также повернул влево.

В 1 час 56 минут «Идзумо» с расстояния в 8 тыс. метров (43.2 кб) открыл огонь по «Ослябя»;

2-й крейсер, «Адзума» в то же время при расстоянии с 6 тыс. метров (32.4 кб) начал стрелять по «Князю Суворову»;

«Токива» в 1 час 58 минут с 5500 метров (29.7 кб) по «Ослябя»;

«Якумо» в 2 часа 06 минут с 5400 метров (29.2 кб) по тому же броненосцу;

«Асама» и «Ивате» открыли огонь около 2 часов 01 минуту и с расстояния в 6800 метров (36.8 кб) начали стрелять по броненосцу «Император Николай I» («Ивате» еще до этого сделал выстрел по «Суворову»).

В 2 часа 01 минуту, следуя за первым боевым отрядом, суда легли на курс NO 67°[28].

 

“Дул свежий ветер от WSW и стояла крупная волна…”

 

Вернемся вновь к 1-му боевому отряду, к моменту открытия огня броненосцем «Микаса»:

“В этот день дул свежий ветер от WSW и стояла крупная волна, так что суда испытывали качку. Порта наветренного борта батарейной палубы то и дело принимали воду, и наводка была затруднительна.

Обе стороны сближались, и в 1 час 53 минуты расстояние уменьшилось до 5500 метров (29.7 кб), тогда [т.е. в 13:53 – БГнеприятель постепенно уклонился вправо, идя с нами почти параллельным курсом.

Кроме того, его левая колонна вступила за правой, образуя неправильный строй кильватера. Расстояние вновь увеличилось до 5800 метров [31.4 кбс тенденцией к постепенному увеличению.

Поэтому в 1 час 56 минут 1-й боевой отряд изменил курс на SO 79° [101° в планшетной мере. – БГ], чтобы сблизиться и вместе с тем обойти неприятеля спереди.

Бой разгорался. Взрывы и дым, смешиваясь, разносились сильным ветром. Всплески падающих снарядов взлетали до высоты верхнего мостика.

В 1 час 59 минут, в виду того, что дистанция уменьшилась до 5400 метров (29.2 кб), 1-й боевой отряд снова изменил курс на NO 73° и пошел параллельно курсу неприятеля.

[Таким образом, по японским данным, наш курс в 13.59 был примерно NO 70°. ‒ БГ].

Наконец, когда дошли до 4600 метров [25 кб], была начата быстрая стрельба, причем стреляли также и из 12-фунтовых орудий [75 мм пушек – Б.Г].

В это время 2-й боевой отряд, следуя за 1-м, также открыл огонь….

Наш 1-й боевой отряд все время держался своим третьим и четвертым кораблем строя на уровне головного корабля неприятеля и сосредоточивал огонь главным образом на головных кораблях его обеих колонн «Суворове» и «Ослябя», стреляя также и по остальным. Поэтому на неприятеле было вызвано несколько пожаров − и ему приходилось все труднее и труднее….

У нас также были потери; так, например, в «Микаса» попало 10 крупных снарядов, на других судах были также большие или меньшие повреждения.

В 2 часа 05 минут 1-й боевой отряд немного уклонился вправо и в 2 часа 16 минутидя прямо на Ost, все более и более нажимал на головные суда неприятеля.

Тот под нашим непрерывным жестоким огнем в 2 часа 16 минут сначала повернул на OSOа затем еще уклонился от нас, взяв курс 0,5 румба к S[29].

Заметим, что японское описание маневрирования эскадр в 1-й фазе боя противоречит японской же схеме 2, приведенной выше.

На схеме 2 русская эскадра в 2 часа 16 минут (2 часа 35 минут по Киото) идет еще норд-остовым курсом, а уклоняется к зюйд-осту только в 2 часа 28 минут (2 часа 47 минут по Киото), вслед за вышедшим вправо «Суворовым». Как оно, в общем, и было на самом деле.

Но нас интересует именно первоначальный вариант маневрирования флотов по его описанию в «Сражении в Японском море», без дальнейших эклектико-конформистских подлаживаний к действительности.

Для чего и кому нужны подобного рода «консенсусы» − мы слишком хорошо знаем.

Не вполне ясно также, как понимать слова «Сражения …»: “… взяв курс 0,5 румба к S”.

Что конкретно имеется в виду?

Добавка 0.5 румба к югу к уже помянутому курсу OSO = SO 67.5° = 112.5°, т.е. переход нашей эскадры на курс 118.1° = SO 61.9°, или же на курс S – 0.5R = SO 5.6º?

Но продолжим цитату.

 

“Вдруг повернул влево и стремительно повел за собою…”

 

“1-й боевой отряд постоянно держался несколько впереди неприятеля, сохраняя расстояние в 5 − 6 тысяч метров [27 − 32.5 кб] [т.е. держался на курсе приблизительно параллельном курсу 2-й эскадры. – БГ] и продолжая стрелять.

Стрельба становилась все лучше и лучше, но из-за дыма от взрывов временами приходилось приостанавливать огонь.

В 2 часа 24 минуты 1-й боевой отряд повернул на SO 67°, а затем лег на SO 51° и, выйдя совсем вперед неприятеля, вместе со 2-м боевым отрядом стрелял жестоким анфиладным огнем.

На неприятельских судах возникло много пожаров, и он как будто бы приходил в замешательство. Повреждения на обоих флагманских судах − «Князе Суворове» и «Ослябя» были особенно сильны: «Ослябя» с разбитыми трубами и сломанными мачтами был совершенно окутан дымом и пламенем; было видно, что он значительно сел носом и накренился на левый борт, а в 2 часа 31 минуту он, наконец, вместе с «Князем Суворовым» вышел из строя.

В это время 2-й корабль [«Император Александр III» − БГвдруг повернул влево и стремительно повел за собою прочие суда, казалось, прямо в середину нашего строя.

Поэтому 1-й боевой отряд, опасаясь, чтобы неприятель не обошел нас с кормы и не прорвался бы на север, с целью снова преградить ему путь в 2 часа 39 минут повернул сразу вдруг на 8 румбов влево и, отделившись от 2-го боевого отряда, пошел на NOпрекратив огонь.

В 2 часа 46 минут снова повернул сразу на 8 румбов влево и, имея головным «Ниссин», пошел в строе кильватера в обратном порядке на NW 67°, имея «Тацута» с правой стороны”[30].

 

Сильное впечатление, произведенное на авторов японского официоза решимостью русского гвардейского броненосца, просто физически ощутимо в приведенных строках!

И как-то плохо сочетается предыдущее поведение уже якобы покорно склонившей − по тем же строкам – свою голову под японским натиском русской эскадры, с этим стремительным рывком на север, заставившим буквально метнуться в сторону уже победоносный японский флот.

Но вернемся пока ко 2-му боевому отряду адмирала Камимура, боевой путь которого в день 14 мая описан в Статье 3.

 

“Представлял собой хорошую цель…”

 

В 2 часа 01 минуту, следуя за 1-м боевым отрядом, суда легли на NO 67°. Расстояние уменьшалось, и снаряды стали ложиться хорошо; суда меняли цель смотря по обстоятельствам. В 2 часа 07 минут наблюдали возникновение пожара на «Ослябя» и «Наварине», и было видно, что им приходится плохо.

Затем около 2 часов 16 минут, когда головной неприятельский корабль «Князь Суворов» подошел на правый траверз «Идзумо» на расстояние около 5 тыс. метров [27 кби представлял собой хорошую цель, огонь наших судов целиком был сосредоточен на нем, почему на броненосце возник большой пожар, густой дым от которого заволок судно и препятствовал нашей наводке.

Поэтому 2-й боевой отряд перенес огонь главным образом на 2-й и 3-й корабль строя [«Александр III» и «Бородино» − БГ]. Дистанция была 4000 − 4500 метров [21.6 − 24.3 кб]. Попадания и разрывы наших снарядов один за другим можно было ясно указывать пальцем.

Неприятель также хорошо сражался. В туманном воздухе стоял грохот орудий, и падающие вокруг снаряды подымали столбы воды.

Около 2 часов 30 минут на «Ослябя» возник большой пожар, и корабль вышел из строя. Строй неприятеля понемногу спутывался.

Однако и наши суда имели большие или меньшие повреждения: на «Асама» в 2 часа 08 минут, вследствие страшного удара крупного снаряда, был поврежден руль, и корабль должен был выйти из строя”[31].

 

3-й броненосный отряд и остальные суда…

 

Не прошло еще и получаса боя, как уже было видно, что дело идет к поражению. 3-й броненосный отряд и остальные суда за недостатком скорости хода значительно отстали, и строй постепенно приходил и беспорядок[32].

Наш 1-й боевой отряд значительно вышел вперед русской эскадры и стрелял все более усиливающимся продольным огнем, а так как сбоку жестоким огнем обстреливал 2-й боевой отряд, то повреждения на русских судах были значительны, и суда постепенно склонялись вправо. В это время попавшим в боевую рубку «Суворова» снарядом был ранен в голову адмирал Рожественский, и броненосец ввиду повреждения рулевого привода, поворачивая вправо, вышел из строя. Также вышел из строя и «Ослябя»”[33].

Теперь у нас есть все данные, чтобы графически воспроизвести первую фазу Цусимского боя строго по ее описанию в «Сражении в Японском море».

Время: с 13:43 − поворота Того на курс SW 56°, до 14:25, пока эскадру вел «Суворов» и не был тяжело ранен адмирал Рожественский.

 

Графика начала боя. В стиле адмирала Того

 

Первые 16 минут

 

Вначале воспроизведем «петлю Того» и первые 16 минут боя: 13:43 – 14:05.

Выше уже говорилось, что японская схема завязки боя, приведенная в «Сражении…»лишь частично соответствует своему описанию в нем. По меньшей мере, в том, что касается маневрирования русской эскадры.

Отдельной схемой маневрирование эскадр в момент огневого контакта приведено в Статье 9 «Сражения…»[34] (схема 6).

 

Схема 6. Положение сторон в 1 час 49 минут дня 14/27 мая 1905 года по часам русской эскадры (2 часа 08 минут по Киото), когда русские суда открыли огонь. Маневрирование главных сил с 13.49 до 14.05.

Время на схеме ‒ японское = русское плюс 19 минут

 

Еще отдельной схемой в Статье 1 дано расположение главных сил противников непосредственно в 13.49 с указанием местоположения отдельных судов. Правда, без указания масштаба. Но к этой схеме (схема 18) мы обратимся позже.

Отметим сразу следующий момент. На схеме 6 курс 1-го боевого отряда Соединенного флота после поворота с W на SW равен SW 20º, вместо указанного в тексте курса SW 56°. В дальнейшем мы вернемся к вопросу: зачем японскому Морскому Генеральному штабу потребовалось такое немотивированное графическое отступление от собственного текста? Естественным образом трудолюбиво воспроизведенное и воспроизводимое по сей день во всех изданиях, посвященных бою при Цусиме.

В остальном схема 6 является достаточно логичным продолжением схемы 4 и подобно ей носит иллюстративный характер, поскольку масштаб отсутствует. Последний недостаток мы по мере сил постараемся сейчас устранить.

Приводимая ниже схема 7 построена, по возможности точно по описанию завязки боя в «Сражении…»С соблюдением указанных в этом описании дистанций.

 

Схема 7. Вариант завязки Цусимского боя: 13:43 – 14:05

с учетом всех данных описания ее в тексте «Сражения в Японском море».

Время ‒ по часам русской эскадры

 

Курс 1-го боевого отряда Соединенного флота дан, как на схеме 6, но пунктиром указан истинный курс SW 56°.

Скорость 1-го боевого отряда до начала поворота из зюйд-вестовой четверти на боевой курс NO 67°, на циркуляции и по выходе из нее до 13:59 принята равной 15 узлам. После 13:59 пройденное 1-м отрядом расстояние дано для 15 и 18 узлов (“все увеличивая скорость”). Добавлен также, упомянутый в тексте небольшой доворот «Микаса» в 14:05 вправо − примерно на NO 80°.

Маневрирование 2-й эскадры до 13:46 (14:05 – по-японски) дано в точности по схеме 6.

С 13:46 до 13:59 опорные точки на схеме 7 даны в соответствии с дистанциями, взятыми из вышеприведенных мест «Сражения…»считая маневрирование японской эскадры соответствующим указанным курсам − NO 67°, SO 79° и NO 73°.

Курсы русской эскадры после 13:59 взяты примерно параллельными курсу эскадры японской, но с учетом некоторого сближения эскадр, отмеченного в тексте «Сражения».

Из анализа схемы 7 сразу следует, что расстояния между «Суворовым» и «Микаса» в 13:49, 13:51, 13:53, 13:56 и 13:59, указанные в тексте «Сражения…», достижимы хотя бы теоретически при следующих условиях:

1) по крайней мере, с 13:46 до 13:59 1-й броненосный отряд 2-й эскадры во главе с «Суворовым» должен идти со скоростью 12 узлов;

2) с 13.46 до 13.51, чтобы успеть на встречу с «Микаса» в 13:49 − на расстоянии, хотя бы 7200 м = 39 кб, не говоря уж про дистанцию в 7000 м = 38 кб, курс «Суворова» должен быть почти чистый норд: порядка NO 7°;

3) повернуть вправо, до своего первого выстрелакак утверждал Того в своем «Официальном донесении…», русский флагман просто физически не в состоянии, чтобы окончательно не порушить предписываемые ему этими донесениями и описаниями дистанции. На этом не настаивает даже японская схема 6.

Зато слова «Официального донесения…» идеально сочетаются с известной читателю схемой маневрирования двух эскадр перед началом огневого контакта, составленной по показаниям адмирала Рожественского (Схема II)[35]. Если читатель не поленится вернуться немного назад и взглянуть на помянутую схему, то увидит, что броненосец «Суворов» действительно за несколько минут до своего первого выстрела должен довернуть немного вправо.

Но не под несуществующим напором японских броненосцев, а выравниваясь на курсе NO 23°выстраивая нашу эскадру для первого залпа.

Таким образом, неотредактированный вовремя глазомер адмирала Того в очередной раз подтверждает правдивость показаний адмирала Рожественского;

4) “постепенное уклонение” «Суворова» вправо в 13:53, оказывается крутым поворотом вправо почти на 7 румбов: с NO 7° на NO 81°, а в 13:56 дополнительным доворотом на курс чистый Ost.

Иначе никаких игр с дистанциями, с их тенденциями к увеличению и уменьшению, так художественно и убедительно приведенными в статьях «Сражения…», при курсах «Микаса» 67º, 101º и 73º в принципе быть не может;

5) только после поворота «Микаса» − неясно зачем − на курс NO 73°, «Князь Суворов», а за ним вся 2-я эскадра могут позволить себе лечь на курс примерно параллельный японской эскадре с тенденцией к сближению, т.е. порядка NO 70°.

А ход 2-й эскадры вновь можно принять равным ее действительному 9-узловому ходу. Хотя японцы, похоже, упорно считают ее − судя по их схемам − равной 12 узлам.

Далее. Направление от «Микаса» на «Ослябя» в 13:49 соответствует SO 8°.

А SO 11° есть в точности направление на середину расстояния между русскими колоннами в 13:49, взятому по правому траверзу «Ослябя».

И если бы головы наших колонн действительно находились бы на одной высоте, ‒ как считал адмирал Того перед началом своей знаменитой петли, ‒ то этот пеленг можно было бы считать истинным пеленгом на голову русской эскадры к моменту огневого контакта.

По крайней мере, теоретически.

 

Полной увязки почему-то не получилось

 

Мы видим, что японское описание завязки боя и приведенные японские же схемы этой завязки, не вполне соответствуют друг другу. Похоже, что зашифрованы в них два пласта информации: изначально полученной, так сказать с полей сражения, и ее же, творчески переработанной к вящей славе военно-морского гения страны Ниппон.

Но вот адекватно претворить собственные правдивые слова в соответствующие графические образы японская морская генерально-штабная мысль так и не смогла. Полной увязки почему-то не получилось.

Еще один момент. Ход «Суворова», а значит и 1-го русского отряда, в 12 узлов, читающийся из японских схем, может послужить полной реабилитацией адмирала Небогатова, отряд которого в таком случае мог отстать от головного и больше, чем на 38 кабельтовых.

2-й русский отряд, как видно из схем 6 и 7, совершает хитрый двойной коордонат перед вступлением в кильватер первому. Но нас сейчас эти хитрости не интересуют. Также не показан на схеме 7 путь 2-го боевого отряда броненосных крейсеров адмирала Камимура.

Тем более есть все основания считать, что к 14:05 главные силы обеих эскадр выстроились в правильные или неправильные кильватерные колонны. Дальнейший же путь этих колонн до 14:25 по японским же данным мы сейчас и проследим. Но вначале вновь взглянем на схему 7.

Не правда ли, маневрирование адмирала Того выглядит на этой схеме куда как круче маневрирования русского адмирала? Быстрота и натиск. Прямо по Суворову − полководцу. После лихого разворота под огнем противника − резкий нажим на голову русской эскадры, отклоняющий ее на востокЧтобы о севере своем и думать забыла.

«Суворов» вот почти под прямым углом повернул через две минуты после начала стрельбы «Микаса». И это, еще не получив ни одного японского снарядаПоскольку минимальное время японской пристрелки по «Суворову» оценивается в 8 минут[36]Хотя, вернее всего, 10 минут − как в рапорте адмирала Рожественского. Таким образом, до 13:59а скорее до 14:01 «Суворов» осыпали разве только осколки разорвавшихся о воду снарядов.

Потом, да, они пристрелялись.

Что и не мудрено − столько учиться. Элитные контрактные комендоры с собственного отряда Того! Необученные русские комендоры с первых минут попадать начали. Но это, так, вновь апарт.

Красота схемы 7 − начала боя по-японски − дополняется и преумножается красотой схемы 8, отображающей целиком японскую версию первой фазы боя до 14 часов 25 минут.

 

Триумф духа страны Ямато. Графический

 

Следует сказать, что при графическом воспроизведении торжества боевого и иного духа сынов Ямато − иначе схему 8 не назовешь − автору пришлось столкнуться со значительными трудностями. И трудности эти заложены в самом источнике информации − «Сражении в Японском море».

Неленивый читатель может вернуться чуть-чуть назад и вновь просмотреть соответствующие места описания начала боя.

 

О пользе и вреде ершей

 

Возникает ощущение, что все это писали люди, не вполне пришедшие в себя после победного банкета, на котором терпкость ледяного брюта из подвалов «Вдовы Клико» и «Дом Периньон» гармонично ложилась на мягкий вкус подогретого сакэ. А на трезвую голову перечитать это никто и никогда не удосужился.

Несомненный плюс, с одной стороны, в этом есть.

Описание сражения читается на одном дыхании − не как сухой штабной документ, а как поток сознания, опережая тем самым на десятилетия соответствующую литературу далекой от Страны Восходящего солнца Западной Европы.

Особую ценность придает этому потоку то, что поток это не какого-нибудь обывательского сознания, как в известном «Улиссе» Джойса, а сознания самурайского. Где еще такое встретишь!

Отсюда и все эти “мы, сдерживая себя не отвечали”, “не обращая внимания шли, все увеличивая ход”, “красные молнии блистали вдоль и поперек, а звуки выстрелов раскатывались, подобно грому”. И не только в остроадреналиновой завязке боя. Вовсе нет. Смотрите и слушайте все.

Вот, например, просто песня самурайскому геройству и лихости.

Около 15:30 Того и его многочисленные адмиралы сумели потерять из виду наши главные силы, ведомые последовательно «Александром III» и «Бородино».

“…И только были видны … смелые атаки наших авизо «Чихая» и истребителей[37] на потерявший способность управляться «Князь Суворов»”[38].

Если к потере способности управляться добавить почти полное отсутствие к этому времени на «Суворове» стреляющих пушек любого калибра, то приведенный отрывок, пожалуй, не имеет себе равных в боевых летописях всех времен и народов, по художественной силе воспевания высокой доблести шакальей стаи, атакующей умирающего льва.

Шакалам, впрочем, досталось. Из уцелевших пушек «Суворова».

 

Храбрый «Чихая» присоединился к своим силам только после захода солнца.

А бравые миноносцы отрядов Хиросе и Судзуки ухитрились ни разу не попасть в наш горящий флагман, выпустив по нему полтора десятка торпед.

Вот как объясняет этот прискорбный промах граф А.П. Капнист, весьма нелицеприятно оценивающий действия 2-й эскадры, в отличие от мастерских действий Соединенного флота: «Вероятно, вид этого объятого дымом и пламенем броненосца, представлявшего собой гигантский костер, шедшего 10 узловым ходом и продолжавшего стрелять из единственной уцелевшей пушки, был в достаточной мере внушителен»[39].

Нервная, одним словом, была обстановка, чтобы еще торпеды метко пускать!

А вот уже подвиги не авизо с миноносцами, а главных сил Соединенного флота под личным руководством самого Того: «1-й боевой отряд, имея впереди 2-й боевой отряд [и в очередной раз потеряв наши главные силы – БГ], шел в погоню за его [нашими – БГ] главными силами на юг, временами обстреливая неприятельские крейсера». Посильно развлекался, одним словом.

Через полчаса, не найдя на юге и следов наших главных сил, Того Хейхатиро решил оставить 2-й отряд славного адмирала Камимуры Хиконадзе на собственное его усмотрение и повернул на север, на курс NW 22°. Произошло это по японским часам в 5 часов 28 минут, если следовать «Описанию…», и в 5:27, если верить отметке на схеме 2.

Соответственно, в 5:09 или в 5:08 по часам русской эскадры, то есть как раз тогда, когда «Буйный» подходил к «Суворову».

Установить точный путь отряда Камимуры, вырвавшегося из-под надзора шефа, в течение последующего часа не представляется возможным. Вначале, как мы знаем, его крейсера увлеченно стреляли по «Суворову» и «Камчатке».

 

 

Впрочем, по нашей доблестной плавмастерской, как увидим чуть ниже, увлеченно стрелял и старший начальник. Стреляли крейсера 2-го отряда и по отходящему от «Суворова» «Буйному», что соответствует уже 5:30 по-русски и 5:49 по Киото. В «Описании … Мейдзи» эти действия Камимуры характеризуются, как преследование им русской эскадры.

Далее, как пишет в своей «Тсусимской операции» граф Капнист, цитируя помянутое «Описание…»: «Ввиду близости заката солнца, Камимура в 5 часов 45 минут вечера (6:04 по Киото) прекратил преследование нашей эскадры и пошел разыскивать адмирала Того», что являлось, по-видимому, главной боевой задачей 2-го боевого отряда всю вторую половину боя 14 мая.

И дальше, граф Алексей Павлович, забыв на минуту о пиетете к главному своему источнику объективной информации, не без раздражения добавляет: «Проследить за его движениями нет возможности, тем более что японское повествование о ходе событий в Описании … Мейдзи очень плохо согласовано с чертежами[40]».

Несоответствие описания подвигов Соединенного флота в битве при Цусиме с их графическим воплощением в официальном японском источнике, вызывало иногда недоумение даже у вполне благорасположенных авторов. Еще сто с лишним лет назад.

Вернемся к подвигам Камимуры.

Соединившись ближе к семи вечера с 1-м отрядом, верные себе камимурцы вначале занялись тем, что отгоняли соединенным огнем «Изумруд» от легшего вверх килем «Александра III», чтобы тот, не дай японский бог, не спас кого из уцелевших гвардейцев.

И ведь как чувствовал адмирал Камимура: да ну их, этих русских, с их броненосцами, подальше от них! “Один из последних 305-мм снарядов с «Сисоя Великого» попал во флагманский корабль Камимуры броненосный крейсер «Идзумо» и чуть было не вывел его из строя.

К счастью для японцев он не разорвался[41]Ну надо же!

В отличие от маршрута 2-го, путь 1-го боевого отряда с момента 5:28 по Киото легко проследить и по «Описанию…» и по схеме 2.

Следует отметить, что поскольку время тогда было не декретное, то до сумерек оставалось менее двух часов, и, до сих пор не установленную местоположением 2-ю эскадру, следовало поскорее разъяснить. Не отвлекаясь ни на что.

Но в жизни всегда есть место подвигу:

“За это время (примерно в 5:42 по Киото) слева был замечен, потерявший способность двигаться и несомый волнами вспомогательный крейсер «Урал» [бывший лайнер, вооруженный несколькими орудиями небольших калибров – БГ], по которому был открыт жестокий огонь; затем слегка изменив курс и проходя от него почти в 2 тыс. метрах, потопили его миной”[42].

Приведенное в японском источнике расстояние в 2 тысячи метров В.Я. Крестьянинов в своем исследовании о Цусиме характеризует почему-то словами: около кабельтова[43], − сводя, тем самым, на нет как глазомер японских минеров, превосходящий уровень техники тех лет, так и полет фантазии составителей японских рапортов и описаний.

“После этого направились к потерявшему способность управляться транспорту «Камчатка» и, перенеся на него огонь, нанесли ему значительные повреждения[44].

Повреждения были действительно значительны.

Снарядами японских броненосцев и броненосных крейсеров были выведены из строя машины вместе с машинными командами, разбиты шлюпки. Из 400 человек персонала остались в живых, и попали в плен 64 человека.

Многие были выловлены без сознания из воды на третий день после боя.

Офицеры погибли все. Начиная с командира – капитана 2-го ранга Андрея Ивановича Степанова. Последним командиром «Камчатки» стал ее старший офицер лейтенант Владимир Владимирович Никонов.

“Перед самой гибелью один из механиков … предложил раненому лейтенанту Никонову поднять белый флаг, для того, чтобы японцы прекратили стрелять, но последний уже умирал и несколько раз в забытьи повторил:

«Все, что хотите, только не флаг»”[45].

В том, что объединенные силы 1-го и 2-го броненосных отрядов Соединенного флота не смогли заставить почти безоружную мастерскую «Камчатку» спустить флаг Святого Андрея, ‒ есть что-то от военной фэнтези.

С современной точки зрения.

 

Русский миноносец атакует Соединенный флот

 

В общем, увеличив ход, сдерживать себя перестали. Стали душу отводить.

Но «венец всему, превыше всех наград», − говоря языком классиков, − впереди.

«В 5 часов 33 минуты, [5 часов 52 минуты по Киото – БГ] идя на NW 67°, вдруг встретили несущийся на нас неприятельский миноносец; уклонившись от него на NO, заставили его отойти»[46].

Ей Богу, если бы не в «Описании … Мейдзи» прочел, − счел бы злостной клеветой на Соединенный флот! И ведь еще в схеме боя отразили.

Воспроизведем крупным планом кусочек схемы 2 в ее верхнем правом углу, чуть левее вертикальной надписи: 4-й отряд истребителей (схема 2-1).

 

 

Схема 2-1

 

Сплошной линией на схеме 2-1 выделен курс 1-го боевого отряда Соединенного флота, а пунктиром, перерезающим его между точками 5:52 и 5:56 – курс неизвестного русского миноносца. Желающие могут убедиться сами − благо указанная книга не дефицит и есть во всех книжных, не говоря уж о библиотеках. Ясно видны курс NW 67° 1-го отряда до 5-56 и резкий поворот на NO в 5-56.

Одна эта последняя цитата из «Сражения…» и подкрепляющая ее схема соответствующего маневрирования 1-го отряда дорогого стоят.

Минимум заключительной сцены одной из серий еще не снятого нашего русского блокбастера про то, как в реальности прошел день 14 мая 1905 года в Цусимском проливе.

[О таком вот «блокбастере» о Цусиме мечтал безвременно ушедший от нас мой друг – великий батальный живописец наших дней Павел Рыженко. Он даже сценарий художественного фильма о походе и бое 2-й эскадры написал, с фактологией по «Цусима – знамение…», и собственноручно проиллюстрировал. К несчастью, первый вариант этого очень талантливого сценария – у Павла был незаурядный литературный дар, – был украден у него при неразъясненных обстоятельствах, а созданию второго помешал его уход 16 июля 2014 года – ровно шесть уже лет назад.

А на саму мысль о фильме, ‒ как сказал он мне еще при первой нашей встрече, ‒ его как раз и навел приводимый ниже «кадр» из мечты о широкоформатном воплощении неоцененного подвига Русского флота]. Только представьте себе:

 

Идет кильватерная колонна бронированных громад 1-го боевого отряда. «Микаса», «Сикисима», «Фудзи», «Асахи», с «Кассугой» и «Ниссином» впридачу.

«Дредноут» еще не появился на свет, а потому – можно смело считать – идет колонна мощнейших и современнейших на тот день линкоров в сопровождении двух линейных крейсеров.

Идет курсом почти на запад.

Общий тоннаж – 80 тысяч тонн.

Только противоминной артиллерии – 144 ствола[47], из них – 96 пушек 76-мм (3-дм), которые уж точно снаряжены снарядами с «шимозой новой», взрывающимися от пристального взгляда. Это, не считая ста с лишним орудий 12, 10, 8 и 6-дюймовых, 25 торпедных аппаратов и пулеметов.

И вот на эту стальную соединенную крепость несется «невский» миноносец в 350 тонн с одной 75-мм и пятью 47-мм пушечками и 3 торпедными аппаратами!

Картина во весь сверхширокий экран:

Горящее, с черными полосами дыма небо над головой. Андреевский флаг.

Русский миноносец изо всех надорванных 18 000-мильным переходом сил, молча, без выстрела летит на броненосную стену, полыхающую в него сотнями стволов с так хорошо уже знакомым нам за этот день «жидким огнем».

Прорваться на дистанцию залпа!

Посмотреть в упор на удачливого врага пристальным взором торпедных аппаратов!

Кадр с японской стороны: колокола громкого боя, ругань офицеров, бешеная работа комендоров, команды в машины: «Самый полный!» …

И разбивая в прозрачную пыль серую волну родного Японского моря, лучшая половина броненосных сил Соединенного флота империи Ниппон под личным руководством самого Того, превышая все возможные нормативы, разворачивается вправо на 10 румбов с запада на восток от страшного русского миноносца, и форсированным ходом кидается от него прочь, стреляя из всех возможных стволов. Ни разу при этом, не попав!

«Уклоняется», значит.

А насчет, − «заставили его отойти» – так, наверняка, просто сам отстал, механизмы не потянули.

Так и видишь командира, срывающего фуражку с головы, и швыряющего об палубу: «Уходят

Конец серии.

 

Жаль, что никогда

 

Жаль, что никогда не узнаем достоверно имя миноносцаобратившего в бегство – пусть на 10 минут! − личный отряд японского Нельсона в полном составе.

Повторившего при Цусиме в 5:52 пополудни 14 мая 1905 года в утроенном варианте подвиг «Меркурия»бой одного русского миноносца с шестью японскими линейными кораблями!

Айвазовскому впору локти кусать!

И ведь за сто лет до той же «Цусима – знамение…» никто внимания не обратил! Видно не нужен стал никому русский героизм.

Все же с большой долей достоверности можно предположить, что миноносцем этим был «Безупречный». Про остальные цусимские миноносцы все более или менее известно, и факт нападения одним из них средь бела дня на персональный отряд Того не зафиксирован[48].

Но японские, никак не льстящие русской эскадре данные, упрямо свидетельствуют, что был у нас миноносец, не забывший приказ Адмирала: атаковать неприятеля, где бы к тому ни представились случай и возможность[49].

Так что остается «Безупречный», которому еще предстоит надвигающейся ночью погибнуть со всем экипажем в неравном бою с крейсером «Читосе» и миноносцем «Ариаке».

Собственно, один «Ариаке» почти вдвое превосходил русский миноносец вооружением, обладая двумя 76-мм пушками и четырьмя 57-мм. Но решающую роль сыграл, конечно же, 5000-тонный бронепалубный «Читосе», с его двумя 8-дюймовками, десятью орудиями 120-мм, двенадцатью 76-мм, не говоря уж про 42-мм мелочь. И скоростью хода около 23 узлов.

 

Миноносец «Безупречный»

 

Но важнее другое. Из недолгого столкновения в 5:52 по Киото бесконечного дня 14 мая следуют весьма долгосрочные выводы.

Во-первых, Того всегда очень нервно относился к возможности атаки неприятельскими миноносцами своих броненосных сил. В большой «Цусима – знамение …» в главе о бое при Шантунге есть раздел: Того испугался возможных атак…

И в своей осторожности, вообще говоря, Того был совершенно прав. Но реакция его на появление одинокого русского миноносца в 5:52 по Киото, это уже чересчур − даже для Того. Последнее говорит о том, что нервы у адмирала были более, чем на взводе. И это при, казалось бы, более чем удачном для Соединенного флота течение дневного боя.

Во-вторых, похоже, что японцы в этот день мало опасались русских снарядов, но зато боялись наших торпед. Не очень, кстати, высокого качества. Но специально их, видимо, не портили.

В-третьих, совершенно не правы те, кто говорит, что Того осторожничал, скажем, при Шантунге, а вот при Цусиме вел себя почти бесшабашно. Лишь бы истребить вражеский флот. Как видим, вся бесшабашность и лихость адмирала Того мгновенно исчезали там, где он видел реальную опасность для своих судов и себя лично.

А значит, никогда бы добровольно в петлю своего имени не полез.

В-четвертых, хваленые японские артиллеристы немедленно начинают «мазать», когда нервничают. А не нервничать, при столь нервных маневрах своего адмирала, они естественно не могли. Запомним это.

И наконец, скажем несколько слов о гибели миноносца «Безупречный». О ней известно лишь из строк «Описания … Мейдзи» статьи 3 главы 5 «Сражения в Японском море»:

“Крейсер «Читосе»… вышел из залива Абурадани в 9 часов 50 минут вечера; на пути к острову Дажелет около 4 часов утра с левого борта по носу был замечен миноносец. Крейсер повернул влево, но миноносец также повернул влево и начал уходить полным ходом.

Уже рассветало, и было видно, что миноносец двухмачтовый и 4-трубный.

Убедившись, что это неприятель, «Читосе» немедленно повернул за ним в погоню; так как тот, по-видимому, не мог развить полного хода, то расстояние постепенно уменьшалось, и в 4 часа 20 минут «Читосе» открыл огонь.

 

 

Русский миноносец и японский крейсер

 

В это время подошел миноносец «Ариаке» и тоже начал стрелять по неприятелю”.

Поскольку в данном случае, в соответствии с лучшими традициями флота страны Ниппон, стрельба велась с расстояния недоступного для пушечек и торпед «Безупречного», японские комендоры, не слишком напрягаясь, смогли достойно продемонстрировать искони присущие им твердость руки и меткость глаза.

За какой-нибудь час подавив сопротивление одинокого русского миноносца.

“Нанеся серьезные повреждения и видя, что неприятельский миноносец совершенно потерял боевую способность и скоро затонет, «Читосе» в 5 часов 27 минут прекратил огонь и вместе в «Ариаке» пошел к острову Дажелет”.

“Атакованный на рассвете «Читосе» и «Ариаке» русский миноносец оказался «Безупречным». Он накануне вечером передавал судам приказание адмирала Рожественского, с заходом солнца совершенно отделился от своих и пошел самостоятельно во Владивосток.

В пути его застиг «Читосе», и после боя с ним «Безупречный», по-видимому, затонул, но так как с него не осталось в живых ни одного человека, о последних минутах его ничего не известно”[50].

К сказанному следует добавить, что японские корабли даже не попытались оказать помощь экипажу гибнущего русского миноносца.

А сопротивление «Безупречного» было, очевидно, настолько яростным, что в процессе боя были уничтожены все спасательные средства и, скорее всего, были убиты или тяжко ранены все защитники миноносца. Последний факт был отмечен нашими моряками уже давно. [Впервые обратил я внимание на этот факт на заре туманной юности прочитав главу: «Миноносец Безупречный» романа «Лезвие бритвы» Ивана Антоновича Ефремова. Главная героиня романа – внучка лейтенанта с миноносца «Безупречный» Александра Александровича Быкова 2-го].

 

 

Капитан 2-го ранга Иосиф Александрович Матусевич. Командир миноносца «Безупречный»

 

Но вновь открывшееся знание позволяет предположить, что уничтожение нашего корабля вместе с экипажем стало запоздалой местью японцев за тот шок, который заставил их пережить «Безупречный» своей отчаянной атакой на главные силы Соединенного флота накануне. В 5:52 по Киото.

 

«Сражение в Японском море» и противоречия в нем

 

Смыв, таким образом, позор с самурайской души, можно уже было в привычном взвинчено-восторженном стиле писать, как эти самые главные силы, уклонившись от несущегося на них миноносца “заставили его отойти”. И все прочее, в том же духе.

Такое бесшабашно-эйфорическое ощущение передается, видимо, всем читателям этого весьма официозного источника, на основании его слагающим уже свои нетускнеющие перлы о Цусиме. Во всяком случае, никто из известных автору описателей Цусимы не потрудился претворить соответствующие абзацы официоза в те же самые схемы.

Желательно интегрально-обобщенные.

Так, скажем, тот же В.Я. Крестьянинов, почти дословно приводящий в своем труде целые куски из «Сражения…», не утомляя себя впрочем, их закавычиванием, не обратил внимания − свое или читателя − на бросающиеся в глаза противоречия. Особенно в описании начальной фазы боя.

На схеме 8 автор честно пытался совместить все, что говорится в «Сражении…» о маневрировании и взаимном расположении японской и русской эскадр в первые 36 минут боя.

Оказалось, что если по отдельности воспроизводить указанные там курсы броненосцев «Микаса» и «Суворов», то все японские рассказы о сближении и сокращении дистанции между противоборствующими сторонами, особенно после 14:05, можно смело отнести к области той самой военной фэнтези.

 

 

Схема 8. Маневрирование эскадр в первой фазе боя с 13:49 до 14:25.

По описанию его в «Сражении в Японском море»

 

Посмотрим на схему 8, включающую в себя до момента времени 14:05 и схему 7.

На схеме 7 еще удалось достаточно легко совместить указанные японскими авторами расстояния (в указанные ими же «реперные» минуты), заставив наш флагманский броненосец совершить несколько малопонятных поворотов от противника в первые же мгновения боя.

Ну, в конце концов, всего лишь на бумаге. Стерпит.

Но вот если броненосец «Суворов», а за ним вся 2-я эскадра поворачивают все круче на зюйд-вест уже в 14:16как предписывают им авторы «Сражения…», а Соединенный флот, гордо игнорируя сей факт, продолжает свой торжественный победный марш на ост, да еще возможно вновь наращивая скорость, то результатом этого будет к 14:25 − возрастание дистанции между флагманами эскадр до 39 − 40 кб.

И это еще в том маловероятном случае, если 2-я эскадра в безнадежной попытке догнать Соединенный флот, − поближе к японским комендорам, чтобы не осложнять им работу, − рванется за ним с 14:05 до 14:16 12-узловым ходом, теряя по дороге даже приличные корабли 2-го отряда. Не говоря уж о небогатом 3-м отряде.

А при присущем ей − 2-й эскадре − эскадренном ходе 9, максимум 10, узлов указанная дистанция к 14:25 возрастет до 42 кб, даже при повороте «Микаса» в 14:24 на курс SO 67°.

Поэтому, на схеме 8 японская эскадра идет по дуге большого круга, охватывая русскую эскадру на дистанции не более 30 кб, что, по крайней мере, соответствует основной тактической идее боя с японской стороны в день 14 мая 1905 годабой на 25-30 кб на приблизительно параллельных курсах.

При этом флагманский корабль русских действительно удерживается на траверзе 4-5-го, а иногда 3-го или 7-го мателота японской эскадры.

Что технически для японского командующего не представляло сложности: даже при 15 узловом ходе против нашего 9 узловогоброненосцы Того выигрывали у наших 1 кабельтов в минуту.

 

1 кабельтов в минуту или 11.1 километр в час

 

Чтобы сухопутному человеку было понятней, еще раз повторим: выигрыш 1 кабельтова в минуту означает выигрыш 11.1 км/час − скорость кроссового армейского бега.

И все эти 11.1 км/час против привязанного к месту человека, который разве что поворачиваться может. Да и то с угловой скоростью меньшей угловой скорости огибающих его врагов.

И вот этому обездвиженному и расстрелянному с ходу человеку, уже более чем столетие многоумные мужи, с флотским образованием и неотягченные оным, предъявляют претензии, что он плохо-де маневрировал и стремительно не атаковал. Самих бы на его место!

Прочли бы лучше лишний раз Колчака о значении в бою даже лишнего 1 узла.

А тут лишних узлов было 6!

Вернемся, однако, к завязке боя, отраженной в схеме 8.

Очевидно, что для выполнения японского плана необходимо, чтобы броненосец «Микаса» лег на курс SO 67° не в 14:24, а примерно в 14:16 − 14:17, вслед за поворотом к юго-востоку русской эскадры, а на курс SO 51° примерно в 14:21 − 14:22.

Тогда дистанция «Микаса» – «Суворов» в 14:25 будет 32 кб при ходе последнего 9 узлов, и 27 кб при его ходе 12 узлов.

Что как-то все же отвечает допускам и посадкам, и нашло свое отражение на схеме 8.

Графическими же фантазиями на тему сближения до 4600 метров (25 кб), когда пошли в дело 75-мм пушки, пусть занимаются, исходя из своих описаний, сами японцы.

 

“Исход двухдневной баталии определен был в течение первого часа”

 

Но хватит придираться к деталям.

Главное, что в целом картина, даваемая описанием завязки Цусимы в «Сражении в Японском море», и нашедшая свое посильное воплощение в схеме 8получается грандиозная.

Прорыв русской эскадры на север заблокирован в зародыше в 1 час 53 минутычерез 2 минуты после первого выстрела «Микаса» и за 6 − 8 минут до первого попадания в «Князя Суворова».

И сразу начинается нажим на голову русской эскадры, ее загибание, пригибание, так и тянет сказать − ее опускание, на юг. Как в потенциальную яму, из которой нет возврата.

И пригибают нашу эскадру легко и красиво − “все увеличивая скорость”, а “стрельба [японская] становится все лучше и лучше”.

И это еще, когда эскадру ведет «Суворов» и команды отдает адмирал Рожественский! Непонятно вот только, как такая эскадра могла вообще продержаться до 7 часов вечера, да еще умудрилась пройти на север своим 9-узловым ходом хотя бы и 20 миль.

Курсом NO 23°.

График схемы 8 однозначно показывает, что такого просто не могло быть!

Ну а если говорить всерьез, то читатель, наверное, и сам уже понял, что построить внятную схему завязки и первой фазы Цусимского боя, ‒ самой важной для оценки именно флотоводческого таланта командующих обеих эскадр, ‒ опираясь на правдивый японский источникфизически невозможно.

Важность же именно этой первой фазы сражения в Японском море, определяется тем, что, как говорит английский военно-морской историк Джон Вествуд:

«Исход двухдневной баталии определен был в течение первого часаСледовательно, особое значение приобретают маневры, открывшие битву. Маневры эти с обеих сторон были необычны…»[51].

А потому постараемся посильно восстановить правду об этих маневрах.

 

Продолжение следует

 

 


[1] Флагманский штурман 2-й эскадры капитан 2-го ранга Сергей Рудольфович де-Ливрон 1: «Кроме того, наши люди имеют такие руки, что сворачивают целые железные полосы, и не привыкли к обращению с такими деликатными приборами, как прицелы, бинокли, зрительные трубы». − Морской сборник. № 9. 1905. Неоф. отдел. С. 231; Действия флота. Документы. Отдел IV. Книга третья. Вып. 2-й. С. 51.

[2] Истинный горизонт (матем.) − большой круг небесной сферы, плоскость которого перпендикулярна отвесной линии в точке наблюдения.

[3] Военно-морской словарь. Гл. ред. Адм. флота В.Н. Чернавин. – М.: Воениздат, 1990. С. 214.

[4] Там же.

[5] Журнал «Военно-воздушный флот», 1920 г.

[6] Рисунок маневренного планшета взят из книги капитана 1-го ранга Л.С. Вайсмана: Маневренный планшет. – М., 1954, рис. 6. С. 16.

[7] Военно-морской словарь. С. 375.

[8] По некоторым источникам − на минус 18 минут: Русско-японская война 1904-1905 гг. Кн. 7. С. 120. По другим источникам − на минус 20: Вествуд Д. Свидетели Цусимы. С. 232.

[9] На схеме 2 воспроизведена часть схемы боя в Японском море (1-я встреча) − Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 203.

[10] Сражение в Японском море. Статья 1. Появление русской эскадры и общий очерк боя. – Там же. С. 205.

[11] Сражение в Японском море. Статья 2. Ход боя 1-го боевого отряда. − Там же. С. 212.

[12] «Официальное донесение Адмирала Того о морском сражении в Японском море 14/27 и 15/28 Мая 1905 года». − Действия флота. Документы. Отдел IV. Книга 3. Вып. 3. С. 635. Ныне есть в инете.

[13] Сражение… Статья 1. − Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 205.

[14] «Официальное донесение…». С. 635.

[15] Сражение… Статья 1. − Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 205.

[16] Там же. С. 245.

[17] Сигнал Того был поднят во флажной системе на английском языке: «The rise or the fall of the Empire depends upon the results of this engagement. Do your utmost, every one of you». − Действия флота. Документы. Отдел IV. Книга 3. Выпуск 3. С. 635. В нашем тексте дан перевод по переводу в «Официальном донесении …», как более близкий к оригиналу, чем перевод в «Сражении …»: «Судьба Империи зависит от этого боя. Пусть каждый приложит все свои силы».

[18] Сражение… Статья 1. − Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 205.

[19] Сражение… Статья 2. – Там же. С. 212.

[20] Привычные метры мы перевели в кабельтовы, поскольку масштабы на всех приводимых схемах даны именно в них и в морских милях.

[21] Кокцинский И.М. Морские бои и сражения русско-японской войны. С. 212.

[22] Переслегин Сергей. Цусима − варианты без вариантов (вместо послесловия). − Левицкий Н.А., Быков П.Д. Русско-японская война. – М. – СПб., 2003. С. 661.

[23] Сражение… Статья 1. − Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 206.

[24] «Официальное донесение…» − Действия флота. Документы. Отдел IV. Книга 3. Вып. 3. С. 635.

[25] Там же. С. 636.

[26] Сражение… Статья 1. С. 206-207.

[27] Там же. Статья 2. С. 212-213.

[28] Там же. Статья 3. С. 220-221.

[29] Сражение… Статья 2. − Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 213-214.

[30] Там же. Статья 2. С. 214-215. О подвиге «Александра III»: «Цусимский бой глазами 2-й эскадры». Часть 8-2.

[31] Там же. Статья 3. С. 221.

[32] Из показаний в Следственной Комиссии Н. Небогатова: “Так как, во время боя I отряд не держал более 9 узлов ходу, то и мой отряд ни одного момента не испытывал неудобства от недостаточности хода, напротив, по временам приходилось даже уменьшать ход, так как бывали случаи, что мой отряд набегал на I-й”. − Действия флота. Документы. Отдел IV. Книга 3. Вып. 4. С. 60.

Так что вовсе не отставал доблестный предводитель 3-го отряда со своим воинством. А напротив, как танк рвался вперед. По крайней мере, в своих показаниях.

[33] Сражение… Статья 9. − Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 247.

[34] Там же. С. 246.

[35] Следует подчеркнуть, что схема II носит в основном качественный характер. Далее читатель увидит ее уточненные варианты.

[36] “По «Суворову» противник пристреливался довольно долго − около 8 минут”. − Грибовский В.Ю., Познахирев В.П. Вице-адмирал З.П. Рожественский. С. 242.

[37] В более современной терминологии: минного крейсера и эсминцев.

[38] Сражение… Статья 2. − Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 216.

[39] Русско-японская война 1904-1905 гг. Кн. 7-я. С. 151, 154.

[40] Там же. С. 161.

[41] Крестьянинов В.Я. Цусимское сражение. С. 186.

[42] Сражение… Глава III. Статья 2. − Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 217.

[43] Крестьянинов В.Я. Цусимское сражение. С. 181.

[44] Сражение… Глава III. Статья 2. − Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 217.

[45] Таубе Г.Н. Последние дни Второй Тихоокеанской эскадры. – СПб.,1907. С. 162. /Переиздание: СПб., 2004. С. 83.

[46] Сражение… Глава III. Статья 2. − Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 217.

[47] Наваль, 1991. С. 30-32.

[48] Предположение графа Капниста, что этим миноносцем мог быть «Буйный», командир которого специально подчеркивает в донесении о бое и в показании, что шел еле-еле, отчего “догнал эскадру только через час” и, по счастью, “японцы меня не преследовали”, − не выдерживает критики. На роль миноносца, несущегося на 1-й боевой отряд Соединенного флота, «Буйный», в данном контексте, решительно не подходит.

[49] См. ответ Адмирала на вопрос 39 Следственной Комиссии.

[50] Русско-японская война. От Владивостока до Цусимы. С. 289-290.

[51] Westwood J.N. Witnesses of Thushima. – Tokyo, 1970. P. 167. Любопытно, что в русском переводе Виктора Вишневского (Вествуд Джон. Свидетели Цусимы. – М., 2005) данный абзац отсутствует.

Обновлено (21.07.2020 11:35)